Что самое важное из того, что родители могут сделать для своих детей?

Однажды моя дочь Тиша рассказала, придя из школы, что родители ее подруги разводятся. Она спросила: “Мам, это когда-нибудь может случится с нашей семьей?” Я посмотрела ей в глаза и ответила: “Нет, малышка. Не случится. Ты — в безопасности”. Год спустя мы с ее отцом разошлись. Когда мы сообщили эту новость нашим детям, я наблюдала, как менялось выражение лица моей дочери по мере того, как до неё доходило, что вопреки моим заверениям произошло то, чего она боялась. Пока она осознавала, что нашей семьи больше нет и что я не сдержала обещание, я чувствовала себя свидетелем конца ее детства. Это был один из наиболее тяжелых моментов в моей жизни, поскольку он был одним из тяжелейших для моей дочери.

Больше всего на свете я боюсь упустить моих детей. Я согласна с Жаклин Кеннеди, которая сказала: “Если вы провалите воспитание своих детей, не думаю, что другие ваши заслуги это компенсируют”. Я провалила родительство. Я чувствовала, что потерпела неудачу.

Мы сделали всё, чтобы разойтись вежливо и уважительно. Мы проводили вместе воскресные обеды, мой бывший поселился на расстоянии семи домов от нас, и мы говорили друг о друге только с добротой. Ничего из этого не смягчило удара, который пришёлся на долю наших детей. Каждый из них страдал по-своему. Я решила, что теперь буду делать лучшее из того, что требуется от меня в новой ипостаси: как от родителя-неудачника.

Примерно в то же время я выступала на конференции, и одна женщина из аудитории встала и сказала: “Гленнон, мой брак распался и нет никакого способа его сохранить. Мой маленький сын страдает. Каждый день я смотрю на него и думаю, что у меня сейчас одна забота — защитить его от боли, но я не могу этого сделать. Я чувствую себя неудачницей.”

Я посмотрела на нее и сглотнула ком в горле. Я пробежала глазами по аудитории и заметила, что многие другие женщины закивали в знак согласия. Никто из нас не смог уберечь детей. И тут мне в голову пришла мысль: “Подождите-ка, что если мы все не плохо выполняем свои родительские обязанности, а просто неверно их понимаем?”

Я повернулась к женщине, с которой говорила, и спросила: “Можете ли вы тремя словами описать, каким человеком вы хотите вырастить своего ребенка?”

Она ответила: “Окей. Я хочу, чтобы он был добрым. Я хочу, чтобы он был мудрым. И я хочу, чтобы он был жизнестойким.”

“Да”, — ответила я, — “Тогда скажите мне, с какими обстоятельствами человек должен столкнуться в жизни, чтобы обладать этими характеристиками?”

В аудитории воцарилось молчание. Женщина уставилась на меня.

“Боль”, — ответила я. “Борьба. Преодоление, преодоление и снова преодоление. Может быть, мы защищаем своих детей как раз от того, что позволит им стать такими людьми, какими мы мечтаем их видеть? И может быть, как родители мы чувствуем себя неудачниками, потому что играем не ту роль? Что если это никогда не было нашей работой или правом — защищать наших детей от каждой шишки и ссадины? Что если, наоборот, наша обязанность в том, чтобы указывать им на неизбежные жизненные испытания и невзгоды со словами: “Дорогой, это вызов для тебя. Это может причинить тебе боль, но в то же время и воспитать в тебе мудрость, мужество и характер. Я вижу, через что тебе приходится проходить, и как трудно. Но я также вижу твою силу, и она намного больше. Это будет непросто, но мы справимся с трудностями.”

Вскоре после того как мы покончили с разводом, я позвонила близкой подруге, чтобы спросить совета, как помочь моим детям справиться с кризисом. У нее нет детей, поэтому я доверяю ей в этих вопросах. На тему родительства я советуюсь исключительно с бездетными друзьями, поскольку только они достаточно отдыхают и в состоянии здраво мыслить, чтобы выдать действительно хорошую идею. Вот что она сказала: “Гленнон, представь, что ваша семья сейчас летит на самолете, и вы попали в зону турбулентности. Дети испуганы. Что мы делаем, когды нам страшно в самолете? Мы смотрим на бортпроводников. Если они тоже испуганы, мы начинаем паниковать. Если они спокойны, мы успокаиваемся. Я пытаюсь тебе сказать, что в вашем случае бортпроводник — это ты, и ты пережила турбулентность уже много раз, и ты знаешь, что вы справитесь. Твои дети не так много летали, и будут смотреть на тебя, чтобы понять ситуацию. Твоя работа сейчас — оставаться спокойной, улыбаться и продолжать разносить чертов арахис.”

Жизнь небезопасна, и наша задача — не в том, чтобы обещать детям, что турбулентности над будет. Она — в том, чтобы заверить их, что во время турбулентности мы возьмемся за руки и пройдем через нее вместе. Мы не обещаем им жизнь без страданий, но мы заверяем их в том, что никакие камни и стрелы не убьют их, а наоборот, они сделают их добрее, мудрее и более жизнестойкими. Мы смотрим им прямо в глаза, обращаем внимание на их боль и говорим: “Не бойся, малыш. Ты родился, чтобы справиться с этим.”

Потом мы улыбаемся и продолжаем разносить арахис.

Гленнон Дойл Мелтон

Перевод: Анастасия Истомина

Оригинал статьи: http://www.oprah.com/inspiration/glennon-doyle-melton-parenting-children-of-divorce

Иллюстрация: Keith Negley

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s