Как тактильная изоляция создает эпидемию сексуального голода среди мужчин

В американской культуре мы просто не доверяем мужскому прикосновению. Мы полагаем, что у мужчин всегда есть сексуальные намерения. Мы верим, что мужчины сразу же вступают в сексуальные отношения при малейшей возможности. Что мужчины не знают, как можно еще физически соединиться с другими людьми. Что мужчины не могут себя контролировать. Что мужчины — собаки.

О сексуальности женщин такого представления нет.

Это недоверие к мужским прикосновениям относится не только к повседневному общению мужчин с женщинами, но и с другими мужчинами и даже с детьми. Незнакомец в парке — это прежде всего потенциальный хищник. Мужчина, который прикасается к женщине на работе (есть у него обручальное кольцо на пальце или нет) ищет секса. Мужчина, который обнимает другого мужчину дольше нескольких секунд, вызывает гомофобные подозрения. Мы сексуализируем мужское прикосновение независимо от контекста. Мы делаем это автоматически.

Задача каждого мужчины — доказать, что ему можно доверять, в каждом взаимодействии, день за днем и в каждом конкретном случае. Отчасти это происходит потому, что так много мужчин ведут себя неподобающе. Так что мы доказываем наше доверие, полностью отказываясь от физического прикосновения в любом контексте, в котором может возникнуть малейшее сомнение в наших намерениях. Что, к сожалению, является практически каждым контекстом, в котором мы оказываемся.

Это специфическое американское недоверие к мужскому прикосновению приводит к тому, что я называю изоляцией от прикосновений. Отсутствие нежного платонического прикосновения в жизни мужчин и мальчиков и, как следствие, влияние этого на их эмоциональное, социальное и физическое благополучие, огромно.

В статье для  журнала «Психология сегодня» Рэй Б. Уильямс пишет о центральной роли прикосновения в создании счастливой, здоровой жизни:

Дахер Келтнер (Dacher Keltner), директор-основатель Greater Good Science Center и профессор психологии Калифорнийского университета в Беркли, говорит, что за последние годы волна исследований задокументировала, какие невероятные преимущества для эмоционального и физического здоровья приносит осязание. Это исследование предполагает, что прикосновение является поистине фундаментальным фактором для человеческого общения, отношений и здоровья. Келтнер ссылается на работу нейробиолога Эдмунда Росса, который обнаружил, что физическое прикосновение активирует орбитальную фронтальную кору головного мозга, которая связана с чувством вознаграждения и сострадания. Исследования показывают, что прикосновение сигнализирует о безопасности и доверии, оно успокаивает. Оно активирует блуждающий нерв организма, который тесно связан с нашим сострадательным ответом.

И все же, если мы не доверяем мужчинам и их прикосновениям, что это значит для нас как культуры? 

Куда мужчины идут за прикосновениями и чувством связи?

Источником нашего коллективного недоверия к мужским прикосновениям является то, как мы воспитываем наших собственных сыновей. По иронии судьбы, мы думаем, что избыток нежных платонических прикосновений губителен для мальчиков; что он делает их слишком уязвимыми и слабыми. Поэтому американские мальчики лишаются утешительных прикосновений уже в раннем возрасте. Если тоддлеров еще обнимают и утешают, то мальчиков в возрасте пяти-шести лет призывают «собраться» и «быть мужчиной», когда им больно.  Молодые юноши обнаруживают, что возможности для нежного платонического прикосновения для них просто исчезают. Мальчики, которые плачут, когда получают травму, стигматизируются как плаксы; от них ожидают подавления их более хрупких эмоций.

Ко времени полового созревания большинство мальчиков научается прикасаться к другим только агрессивными способами, через грубую физическую нагрузку или командный спорт. Мальчики, которые ищут более мягких и долгих форм платонического прикосновения, сразу же рискуют получить гомофобный «удар» в ответ. Соответственно, когда они все же стремятся к нежному прикосновению в своей жизни, получается, что оно должно происходить в эксклюзивном и сильно сексуализированном контексте свиданий. Это оказывает огромное давление на молодых девушек. Молодых девушек, которые вряд ли могут взять на себя связанный с этим эмоцмональный груз. А мальчики-геи сталкиваются с двойным чувством изоляции и интернализованной гомофобии.

Отсутствие платонического прикосновения на протяжении большей части жизни в конечном итоге приводит к тому, что мальчики теряют четкое различие между платоническим и сексуальным прикосновением. Молодые мужчины, жаждущие прикосновений, ищут их в сексуальном контексте, либо в постоянном круговороте секса по переписке, либо исключительно у одного партнера.  Это делает частоту секса большой проблемой для супружеских пар. Мужчины фокусируются на сексе в попытке вернуть себе право на нежные утешительные прикосновения своего далекого детства, на тот чистый первый опыт прикосновения в нашей жизни, который никогда не сможет быть полностью возмещен. Секс берет на себя роль удовлетворения как сексуальных, так и платонических прикосновений.

Результат? Мужчины начинают оценивать все положительные моменты в отношениях с точки зрения метрики сексуального удовольствия. И именно здесь открывается истинная цена изоляции мальчиков от платонического прикосновения. Не имея другого пути к физическому комфорту, кроме сексуализированного прикосновения, приходится навязчиво сфокусироваться именно на этом. Для многих мужчин секс становится  простым и понятным признанием их ценности. Частота секса становится универсальным мерилом качества жизни.  

В долговременных отношениях это может стать тяжелым бременем.

«Мы идем туда? Пойду ли я туда? Мы уже можем заняться сексом?» Многие американские мужчины находятся в ловушке постоянных размышлений о сексе. Даже в тот момент, когда мы занимаемся сексом, мы уже думаем о следующей возможности.

Но многие из нас также ужасно склонны подходить к сексу механически, глядя внутрь на свое собственное смущение, вместо того, чтобы смотреть наружу на загадочное чудо, которое являют собой наши партнеры. И в этот момент секс становится еще одним упражнением по интернализации наших переживаний вместо того, чтобы позволить себе сдаться эмоциональной взаимозависимости, которой мы никогда не учились заниматься. Раз за разом романтика исчезает. Секс сходит на нет. Но даже если эти отношения ослабевают, мы, мужчины, по-прежнему готовы прибегать к холодному механическому сексу еще долго после того, как наши возлюбленные потеряли свою страсть к нему, потому что, как и во многих других ситуациях, связанных с эмоциями, мы перепутали механический контакт с реальной эмоциональной соединенностью. 

Секс обращен к раненому маленькому мальчику и питает его безграничный аппетит во внимании: «дай мне, мне, мне». И это бесконечное подчеркивание важности секса обесценивает все другие оттенки заботы, которые могут проявляться в отношениях. В итоге частота секса становится единственным маркером счастливых отношений. И это (поскольку мы избегаем эмоциональной близости) подпитывается карикатурными фантазиями порно, а не более глубоким переживанием любви.

Это не слишком красивая картинка. И ответственность за неё лежит как на мужчинах, так и на женщинах поровну.

Потому что когда мужчины и женщины воспитывают мальчиков, а затем, в какой-то момент, лишают их утешительного прикосновения и связи, мы разрываем их соединенность с безопасностью, в которой они нуждаются для эмоционального развития. Это то, что стоит за развитием привязанности к родителям. Вот почему постоянный физический контакт; объятия и прикосновения так важны для здорового развития детей. И именно поэтому мы должны создать пространство для физического и эмоционального контакта с нашими мальчиками так же, как мы делаем это с нашими дочерьми, потому что последствия неудачи могут быть катастрофическими.

Но есть и хорошие новости. Всё меняется. Происходят огромные культурные изменения.

Десять или двадцать лет взрослой жизни мужчины учатся нежному платоническому прикосновению, и они учатся этому у своих собственных детей. Вот почему это поколение отцов, которые берут декретный отпуск и более активно включаются в отцовство, оказывается такой преобразующей силой в американской культуре. Как папы мы сталкиваемся со счастливой необходимостью держать на руках собственных замечательных детей. Мы учимся любить платоническое прикосновение самым мощным и жизнеутверждающим образом; которое не было доступно предыдущим поколениям мужчин. После того, как вы  ночь за ночью укачиваете спящего ребенка или годами ходите, держа его руку в своей, вы становитесь другим человеком. Вы узнаете новый тип легких и доверительных прикосновений, которую вы уже никогда не потеряете. Это подарок нам, мужчинам, от наших детей, который в буквальном смысле слова способен изменить культуру.


Автор: Марк Грин (Mark Greene)

Перевод: Анна Кожара

Оригинал статьи: Why Men Keep Demanding Sex From Their Partners Over and Over

Эта статья является отрывком из книги Марка Грина REMAKING MANHOOD, доступной по всему миру на Amazon

Facebook группа Remaking Manhood

Иллюстрация: Alisher Kush

Как тактильная изоляция создает эпидемию сексуального голода среди мужчин: 6 комментариев

  1. Автора в детстве в подвале держали? Какая-то зацикленность прям на этих прикосновениях, ещё бы немного о деньгах написали и было бы все четко по Фрейду.

    Нравится

    1. Я не знаю подробностей детства автора, но знаю исследования на детенышах обзъян, которые погибали в отсутствие прикосновений при наличии питания

      Нравится

    2. Наверное, потому что статья о прикосновениях, поэтому автор про это тут пишет, нет?
      Не знаю, как раньше, но сейчас у людей явный дефицит тактильного контакта, который очень важен.

      Нравится

  2. «….мальчик научается прикасаться к другим только агрессивными способами, через грубую физическую нагрузку» — что это значит?
    И ещё: «Молодые мужчины, жаждущие прикосновений, ищут их в сексуальном контексте, … либо исключительно у одного партнера. Это делает частоту секса большой проблемой для супружеских пар.» Что плохого в частом сексе в паре? Проблема как раз таки не в частом сексе, а в его отсутствии.

    Нравится

    1. По первому пункту: имеется в виду, что мальчики получают опыт физических прикосновений только в контексте спортивных игр и драк. По второму пункту: проблема возникает тогда, когда сексом закрываются как потребность в собственно сексе, так и потребность в прикосновении дружеском, платоническом; когда из всех видов человеческой близости человек (независимо от пола) знает только сексуальную.

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s