Прощение — это внутренняя работа

Невозможность отпустить болезненные переживания ограничивает вашу способность к присутствию в настоящем. Преодоление обиды и гнева начинается с прощения самого себя.

Радости (и слезы) воспитания моих взрослых детей

Я смотрела, как она ворвалась в дом. Опасна, очень опасна, говорил ее облик. Я тихо читала в углу и, не заметив меня, она начала хлопать дверцами шкафов и ящиков, а затем, в завершение атаки на кухню, открыла холодильник и уставилась в него. Я слышала, как она бормотала что-то о том, как ненавидит свою работу, своих … Читать далее Радости (и слезы) воспитания моих взрослых детей

Как страх смерти научил меня жить

Всё началось с головной боли, которая не прекращалась 4 дня. Ни лекарства, ни кофе, ни горячий, ни холодный душ, ни даже сон не смогли её уменьшить. Я позвонила своему доктору. "У вас и раньше случались такие приступы, а значит, это не повод для беспокойства", - сказал доктор. А потом посреди ночи она... лопнула. Боль ушла … Читать далее Как страх смерти научил меня жить

Что на самом деле значит быть взрослым?

На первый взгляд, этот вопрос кажется лёгким. Разве мы не стали взрослыми, когда покинули родительский дом, вышли в мир и сказали: «Наймите меня - я могу сделать эту работу», «Женись на мне - я сдержу все свои обещания», «Доверься мне - я могу нести эту ответственность»? Разве мы не становимся взрослыми, ответственно выполняя в течение … Читать далее Что на самом деле значит быть взрослым?

Что если всё, что я хочу для своих детей — это обычная жизнь?

"Мама, как ты думаешь, сколько мячей я смогу забить в этой игре?" Мы ехали на баскетбольный матч между семиклассниками, когда мой сын начал размышлять о своей результативности. "Я забросил пять на прошлой игре. Сегодня у меня должно получиться по крайней мере семь". Пауза. "Нэтан в прошлый раз забил десять". "Когда же родительство перестанет меня удивлять? … Читать далее Что если всё, что я хочу для своих детей — это обычная жизнь?